Н.Абалмасов. "Трижды победивший смерть"

Н.Абалмасов. "Трижды победивший смерть"

Все-таки крепкие мужики наши ветераны – несмотря на фронтовые раны и прочие болячки держатся молодцами. Вот и Николай Петрович Абалмасов отметил 18 декабря 2013 года свое 90-летие. Впрочем, у него два Дня Рождения. Первый, истинный, 18 декабря. А официальный, по паспорту, 25 мая 1925 года, сообщает сайт "Союза десантников России".

– Родился я в селе Большая Козинка Воронежской области. Как положено, крестили. Но свидетельство о рождении отец мне оформил лишь спустя 17 месяцев, когда ему понадобилось оформлять документы на землю, – рассказывает Николай Петрович.

Да что там два Дня Рождения. На его долю выпало столько испытаний, что хватило бы на двух, а то и трех человек. Впрочем, судите сами…

В 1942 году он окончил 10 классов. 5 февраля 1943 года его призвали на военную службу и направили в воздушно-десантную часть. Боевой крещение Абалмасов получил осенью 1943 года во время Днепровского десанта.

Ко второй половине сентября 1943 года советские войска разгромили немецко-фашистские войска в Левобережной Украине и в Донбассе и вышли к Днепру на 700-километровом фронте от Лоева до Запорожья. Перед Красной Армией предстал Днепровский вал. Немцы считали его своей неприступной крепостью. Правый «немецкий» берег этой могучей реки на 10-30 метров возвышался над левым берегом, что являлось естественной крепостью. К тому же фашисты превратили его в сильно укрепленный оборонительный район с несколькими рядами колючей проволоки, минными полями, дотами и дзотами, зарытыми в землю танками и т. п.

Войска 40-й армии Воронежского фронта, измотанные упорными боями с арьергардами противника, сумели форсировать Днепр в районе 10-километровой излучины, внутри которой располагались селения Великий и Малый Букрин, Зарубинцы. Так началась история плацдарма, получившего наименование Букринского. Для помощи войскам на этом плацдарме было решено использовать десантников.

Предполагалось силами 1, 3 и 5-й ГВДБ после высадки захватить территорию в 20 км от Днепровской излучины (по фронту 30 км длиной и 10-20 км в глубину) и не допустить переброски частей противника к местам переправы наступающих войск на Букринском плацдарме. 19 сентября план воздушно-десантной операции был утвержден представителем Ставки ВГК Георгием Константиновичем Жуковым. Но, как оказалось впоследствии, не все получается так гладко, как планируется на штабных картах.

Выброску десанта предусматривалось осуществить в течение двух ночей. Для этой цели выделялось 180 самолетов Ли-2 и 35 планеров. Каждый десантник брал с собой вместо запасного парашюта продовольствия на двое суток и 2-3 комплекта боеприпасов. Воевать в тылу врага собирались три дня. На деле это заняло почти три месяца.

Десантирование началось в ночь на 25 сентября. Но наших десантников на земле ждали фашисты. Наша воздушная разведка не заметила сосредоточения в намеченном районе значительных сил противника: двух танковых, одной моторизированной и одной пехотной дивизий. Подвели и летчики, которые произвели десантирование из рук вон плохо. Пилоты самолетов, ссылаясь на плотный зенитный огонь противника, вместо положенных по тогдашним нормативам 300 м на большой скорости выбросили десантников на высоте свыше 2 км. Значительная высота и большая скорость полета привели к большой площади разброса десантников - 20-100 км!

Наших солдат и командиров ждала трагическая судьба: одни утонули в Днепре, другие очутились в нашем тылу, третьи опустились прямо на позиции немцев.

Всего удалось десантировать в тыл противника 4575 десантников 3-й и частично 5-й гвардейских воздушно-десантных бригад. Десантники, понесшие большие потери, тем не менее, собрались в небольшие группы и начали диверсионные действия в тылу противника, а затем, соединившись в бригаду под командованием подполковника П. Сидорчука, в течение 65 дней вели боевые действия в тылу фашистов в ходе которых уничтожили свыше 4000 солдат и офицеров противника, пустили под откос 18 эшелонов, подожгли 52 танка, уничтожили много оружия и военного имущества.

Рядовой Николай Абалмасов на Букринский плацдарм правобережного Днепра был выброшен в ночь на 24 сентября 1943-го. Полвека минуло с тех пор, но память ветерана сохранила в деталях события тех дней.

Противник хорошо подготовился к встрече, вел ураганный огонь с земли из пулеметов и зенитных орудий. Один десантный самолет загорелся. «Когда выбрасывались, – вспоминает Николай Петрович, – шла сплошная лента огня. Трассирующей пулей разорвало купол моего парашюта. Приземлился с большим трудом. К счастью, под ногами оказалась скирда соломы. Не будь ее, сильно бы изуродовало».

Собралось той ночью около села Медведевки Киевской области 37 десантников. Вокруг чистое поле, приближался рассвет. Окопались. Утром немецкая пехота с танками двинулась на их группу с трех направлений. Завязался неравный бой, длившийся с 9 утра до 2 ночи. В живых осталось 11 человек, окруженных гитлеровцами со всех сторон... Вырвавшись из окружения, десантники шли по Украине почти 2 недели. Снимали вражеских часовых, завязывали бой.

10 октября возле деревни Потапцы Черкасской области их атаковала большая группа немцев. Во время минометного обстрела Николай получил ранение и попал в плен. Помнит, что его ударило по голове и засыпало землей. Он потерял сознание, очнулся в сарае.
Николая переправили в Мироновку, где немцы собирали пленных десантников. Три дня продержали их в погребе, затем – лагерь в Умани. В затопленном подвале старых казарм сидели на досках над водой…

Позже привезли пленных в Хелм (Польша). Прошли санобработку, 25 человек попали в газовые камеры, остальных повезли дальше – в Германию. И вот 326-й лагерь в Рурско-Вестфальской области. За 12 дней пребывания в лагере Николай Абалмасов обессилел, тяжело заболел, не мог двигаться. Его перенесли в тифозный блок. Он лежал рядом с парнем из Челябинской области с металлургического завода, вскоре тот умер.

Как-то пришел немецкий врач и обнаружил, что у Абалмасова тифа нет. Несмотря на болезнь, его поставили в строй для отправки в Баварию на угольные шахты, втолкнули в вагон, где уже находилось 70 человек. Николай потерял сознание.

При подъезде к Нюрнбергу, где размещался международный госпиталь под эгидой Красного Креста, немцы провели генеральную уборку в вагонах. Умерших сбрасывали в кучу для сожжения. Там оказался и Абалмасов.

На каждого пленного имелась карточка, на спине – лагерный номер. Прежде чем сжечь, главный врач госпиталя должен расписаться в карточке. Взяв карточку Николая, врач обратил внимание на то, что тот – его земляк…

Главным врачом этого госпиталя оказался полковник медицинской службы Анатолий Иванович Кузьмин, бывший офицер царской армии. Служил он как раз в тех местах, где родился Абалмасов. В первую мировую войну Кузьмин попал в плен к немцам, затем переехал в Югославию, служил там в армии, работал в госпитале в Сербии. Во время оккупации Югославии Кузьмин вновь попал в плен к немцам. И вот он – главный врач госпиталя в Нюрнберге.

Он вылечил Николая, хотел оставить его работать санитаром. Но гестаповцы не согласились, потому что партизаны и десантники считались у них бандитами.
В мае 1944-го Николая перевозят в Бамберг, где находилась кавалерийская школа. Здесь он работает на корморезке. Все шло нормально, но однажды чердак, на котором трудился Абалмасов, загорелся. Сгорело все оборудование. Николаем снова занялось гестапо: допросы, пытки и …смертный приговор.

Но судьба и в третий раз осталась к нему благосклонной. Его не расстреляли, а направили в лагерь смертников в Графенвер. Здесь строились площадки для запуска реактивных снарядов ФАУ-2.

Над смертниками был жесткий надзор, на каждые 10 пленных – 7 конвоиров. Конвоиром Николая был немец, который уже воевал на фронте, был ранен, имел троих детей. К пленным он относился хорошо. Поводом для побега стала бомбардировка лагеря американской авиацией… Переодевшись в гражданскую одежду, Абалмасов с товарищами бежали на запад, где вела наступление американская армия. Их конвоир сообщал встречным патрулям, что этих восточных рабочих он ведет на работу. Но по пути попали под американскую бомбежку. В живых остался Николай, один из его товарищей и немец. В районе Швайнфурта они встретились с американцами и добровольцами были зачислены в американскую интернациональную часть. В составе ее освободили Бамберг, Вюнцберг, Нюрнберг, Регенсбург.

После окончания войны Николай сопровождал эшелоны до Франции. В Вердене встретился с полковником советской армии по репатриации наших граждан. Было получено разрешение вернуться на Родину.

В Нейзальце прошел сортировочный лагерь. Николай был зачислен в советскую воинскую часть и служил до 1950 года.

После увольнения поступил в Воронежский сельскохозяйственный институт, на факультет машиностроения. Под конец учебы женился на своей однокласснице Александре, которая ждала его всю войну. Жена работала в Свердловске. Туда и переехала молодая семья. Сам Абалмасов работал на ремонтном заводе, затем преподавал в Лесотехническом и Горном институтах. Вместе с женой родили и вырастили сына Александра и дочь Ольгу. Внучки Наташа и Александра, внук Михаил уже живут своей взрослой жизнью.

Лично участвовал Николай Петрович в 90-х годах прошлого века и в строительстве Музея Воздушно-десантных войск «Крылатая гвардия» и сборе для него экспонатов. И всякий раз, рассказывая о Днепровском десанте, экскурсоводы повествуют посетителям и о непростой военной судьбе Абалмасова.

И все-таки, у Николая Петровича, действительно два Дня Рождения. Первый – 18 декабря 1923 года, второй – 24 сентября, когда он сумел приземлиться на обрывке парашюта. Видно Судьба его сохранила и для Подвига Солдатского и для мирной жизни, в которой Николай Петрович, как мы знаем, преуспел...

Игорь Лындин, подполковник запаса,
ведущий научный сотрудник Музея ВДВ «Крылатая гвардия».